Орган

Светлановский зал Московского международного Дома музыки украшает уникальный, самый большой в Москве и один из крупнейших в Европе орган, построенный консорциумом всемирно известных немецких фирм Klais (Бонн) и Glatter-Götz (Овинген). Звуковая концепция и технический план инструмента разработаны Филиппом Клайсом, Каспаром Глаттер-Гётцем (Германия) и российским экспертом Павлом Кравчуном при участии московской органистки Людмилы Голуб.

Он был изготовлен и смонтирован в Бонне весной 2004 года, затем перевезен в Москву; летом и осенью инструмент монтировался в Светлановском зале и до декабря шла его интонировка. 21 декабря 2004 года состоялась торжественная церемония открытия (инаугурация) органа. Он имеет 84 регистра, 4 ручных клавиатуры (на каждой по 61 клавише) и педальную клавиатуру (32 клавиши), а также множество вспомогательных устройств. Общее количество труб – около 6000. Высота органа превышает 14 метров (5 этажей), ширина – более 10 м, глубина – 3,6 м (с учетом горизонтальных труб «шамад», направленных в зал, – более 5 м). Общий вес инструмента – 30 тонн. Самые большие трубы органа имеют высоту около 10 м, вес каждой из таких труб-гигантов достигает почти полтонны. Самые маленькие трубы длиной всего несколько сантиметров.

Инструмент способен издавать звуки широчайшего диапазона частот – от инфразвука (8 Гц) до нижней границы ультразвука, от тишайшего pianissimo до громоподобного fortissimo. На педальной (ножной) клавиатуре инструмент имеет три 32-футовых регистра разного характера и назначения, способные звучать на октаву ниже контрабаса, и один 64-футовый регистр Vox balenae («Голос кита»), способный звучать на две октавы ниже контрабаса, захватывая область инфразвука. Помимо 84 регистров традиционного типа в органе есть также звукоизобразительные регистры Clochette («колокольчики») и Rossignol («соловей»). Некоторые регистры инструмента (Courcellina, Alpen Horn, Viola di Alta, Vox balenae) были применены в практике органостроения всего второй-третий раз.

Пространственная схема органа устремлена ввысь, как в храме. Фасад, разработанный шотландским архитектором Грэмом Тристрамом, построен из уникального «акустического» дерева – байкальской лиственницы. По техническому оснащению орган Дома музыки не имеет себе равных в России.Он снабжен и традиционными механизмами (копулами, тремулянтами и др.), и компьютером, способным запоминать и записывать многие тысячи вариантов регистровок, варианты программируемого crescendo и Pleno, управлять створками всех трех швеллеров по отдельности и от одной педали. Техническое состояние компьютера может контролироваться фирмой-изготовителем в интерактивном режиме по специальной линии связи. На пульте органиста над пюпитром установлен монитор, над пультом – телекамера, позволяющие органисту, играющему с оркестром или хором, видеть на экране дирижера.

Авторы инструмента старались отойти от стандартных попыток создать компромиссный, универсальный инструмент и построили современный «симфонический» орган, в богатейшей звуковой палитре которого исполнители найдут краски и эпохи барокко, и романтизма.

Орган настраивает к каждому концерту и обслуживает группа мастеров в составе: Павел Кравчун (главный смотритель органов ММДМ), Юрий Чудинов, Иван Мартынов и Владимир Викулов. Штатная органистка Дома музыки – заслуженная артистка России Людмила Голуб.

Известные музыканты об органе Дома музыки

«Орган, установленный в Светлановском зале Московского Дома музыки, – великолепный инструмент, с точки зрения дизайна, конструкции и красоты звучания. Каждый аспект органа был тщательно продуман и реализован и предоставляет органисту все возможности для очень приятной практики. Что за наслаждение играть на таком изумительном органе!»

Гари Бирд

 

 

«Это один из наилучших органов в мире, позволяющих исполнять как очень быструю орнаментику и репетиции в барочной и народной музыке, так и воспроизводить мощные звучания тутти, словно в стиле хард-рок, а также различные звуковые комбинации, благодаря сенсационной «медной» группе «шамад». Все это, а также множество красивых оттенков и всячески содействующая праздничная акустика зала идеальны для широкой популяризации органного искусства».

Гуннар Иденстам

 

«Орган Московского Дома музыки понравился мне по двум причинам. Чистые поющие хорусы позволяют исполнять старинную музыку, а богатая палитра оттенков и мощные язычковые регистры делают одинаково убедительным исполнение как романтического, так и современного репертуара. Орган обладает всей универсальностью, желательной для концертного инструмента».

Томас Троттер

 

 

«Для меня было привилегией и большой радостью выступление в Московском международном Доме музыки. В зале международного уровня размещен один из лучших концертных органов, на которых я когда-либо играл. Это tour de force во всех смыслах: инструмент яркий и поэтичный, мощный и возвышенно прекрасный, в самом разнообразном репертуаре». 

Дэвид Титтерингтон